Суета

есть неоптимальное поведение в ситуации буриданова осла. Оптимальное, как видно — любым способом выбрать что-то одно и двигаться в этом направлении, не думая о ценности другого.

Особняком стоит ситуация, когда альтернативы как таковые не определены, но в этом случае суета все равно задана перебором возможных вариантов определения существующих альтернатив без предпочтения одного из них. Отсюда вывод о предпочтительности быстрого и устойчивого выбора не только цели, но и способа ее определения. Выигрывает осел не только решительный, но и способный быстро подбирать критерии оценивания (способ выбора) к каждому случаю выбора отдельно. А для этого нужно иметь достаточно гибкую и устойчивую «систему ценностей», ведущий принцип которой достаточно легко конкретизировать под самый необычный случай. Можно видеть, что крайний случай суеты — неопределенность относительно принятия такой системы. В этом случае она должна оправдывать и выбор в свою пользу, а дело это хитрое и запутанное… Как тут не вспомнить теорему о неполноте?

Приобрести «внутренний стержень» означает не только, как очевидно, поглупеть, сознательно отказываясь думать об альтернативе, но и, что менее очевидно, в чем-то даже стать мудрее. Особенно актуально сейчас, когда богатство выбора начинает испытывать на прочность границы человеческой психики.

Рубрика: Academe, Пространство повседневности, Психология. Bookmark the permalink.

5 комментариев: Суета

  1. Videss:

    Ситуация «буриданова осла» эмпирически невозможна. А уж как психологи любят про нее вспоминать, пытаясь объяснить механизмы сознания. У того же Аллахвердова именно сознание обосновывает выбор в ситуации равнозначного выбора (вроде как без сознания мы бы и помирали, как тот осел). В целом, конечно, выбирая между решительным и нерешительным ослом, не стоит забывать и о том, что мы вовсе не обязаны быть ослами :) Кстати, буриданов осел не суетится…
    Последний абзац мне близок. размышлял примерно об этом в терминологии «пределов». Напишу как пост.

    • Schreiber:

      Подумалось, что завершенная «система ценностей» должна предусматривать нечто, чему следует предпочитать смерть, иначе это будет эмпирически эквивалентно отсутствию такой системы. С другой стороны, это может быть система, высшей ценностью в которой будет как раз избегание смерти… В принципе, можно принять и систему, базирующуюся на некоем отрицании выбора либо самой себя… Ладно, опять ум за разум заходит. Оставлю самое ценное — решение этого вопроса — на потом. Неплохая система: отсрочка выбора тоже вариант. Универсальный можно сказать)

  2. Videss:

    Цитата из нелюбимого мной Аллахвердова: «Пример с ослом подчеркивает, что бывают ситуации, когда любой (пусть даже неудачный) выбор лучше, чем отсутствие выбора.
    Логика решения буридановых проблем принципиально отличается от задач физиологического уровня. Альтернативы субъективно равны между собой, а значит, субъекту заведомо безразлично, какой из имеющихся вариантов выбрать. Поэтому остается единственный способ — использовать жребий (или более сложные разновидности случайного процесса). Решая буридановы проблемы, человек (как, впрочем, и осёл) с равной вероятностью может сделать любой выбор из нескольких возможных — в этой субъективной эквивалентности разных вариантов и заключается буридановость проблемы.
    Следует учитывать: альтернативы являются равными только на момент принятия решения. Вполне вероятно, что одно из решений (а это может показать лишь последующее развитие событий) на самом деле объективно (т. е. с точки зрения каких-либо заданных критериев) лучше. Для индивида было бы целесообразно использовать полученную post factum оценку не только для более успешного поведения в подобной ситуации в дальнейшем, но и для улучшения стратегии принятия решений в целом. Однако последнее невозможно. Стратегия случайного выбора в принципе не может совершенствоваться.
    Психологика предлагает новую идею: пусть на самом деле мозг использует стратегию случайного выбора при решении буридановой проблемы, но при этом одновременно запускает специальные протосознательные процессы, которые объясняют принятое решение неслучайными причинами. Это позволяет в последующем оценивать уже не эффективность какого-то отдельного случайного выбора, а эффективность выбранной причины, объясняющей этот случайный выбор».

  3. Videss:

    А вот Лейбниц: «Вселенная не делится на две половины плоскостью, рассекающей осла посредине в длину — так, чтобы и та, и другая половины были совершенно равны и подобны… Внутри и вне осла существует множество не замечаемых нами вещей, которые и вынуждают его направиться в одну сторону скорее, чем в другую… Ангел, по крайней мере, Бог всегда мог бы представить основание, почему человек склонен принять избранную им сторону, указав причину или мотив, побуждающий человека на самом деле склониться к этой стороне, хотя этот мотив очень часто бывает сложным и нам самим непонятным».

    • Schreiber:

      Похоже, все-таки есть какой-то механизм, сводящий дело к случайному либо псевдослучайному выбору. Может быть, что-то нейронное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *