Историческое мышление

Один из самых главных, на мой взгляд, пороков современных околополитических дискуссий заключается в намеренном или, возможно, неумышленном игнорировании непрерывности исторического процесса. Иначе говоря, в отсутствии исторического мышления. Произвольные точки истории возводятся в абсолют, а сложившаяся ситуация рассматривается как нечто сакральное и нерушимое. Иначе говоря, возвращаясь к одному из предыдущих постов, кажимость пытаются выдать за реальность. Безусловно, подобный «дефект» мышления служит достижению определенных целей. Приведу один пример.

Он будет касаться Второй мировой войны (и Великой Отечественной Войны как одной из ее главнейших частей). Вот отрывок из одной западной статьи:

Тем более россияне не будут задумываться, например, о датах, которые значатся на праздничных плакатах. Годы 1941 и 1945 означают начало и конец войны с нацистской Германией, но отнюдь не являются вехами участия Советского Союза во Второй мировой войне. В нее Москва вступила в сентябре 1939 года, когда бок о бок с Германией напала и разгромила Польшу. Потом пришла очередь Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии…

Это типичный пример дефекта исторического мышления, который, к тому же, маскируется и сервируется как исторический. Смотрите-ка, все началось не в 1941 году. Смотрите чуть глубже, в 1939, когда Германия напала на Польшу, а 17 дней спустя часть Польши была занята советскими войсками. И — voilà — самая ужасная война в истории была начата двумя монстрами, а свободный мир к этому не имеет отношения. Но вот почему обязательно 1939? Почему не 1938, год Мюнхенского соглашения, год англо-германской и франко-германской деклараций о ненападении? Год, когда разделили Чехословакию и в этом разделе не забыла поучаствовать Польша, введя свои войска в Тешинскую область?

С точки зрения непрерывной истории, указать на конкретную дату сложного процесса (неявно этим указанием обнуляя все предыдущие события), значит, как правило, выдать кажимость за реальность.

Рубрика: Политика. Bookmark the permalink.

3 комментария: Историческое мышление

  1. Schreiber:

    Наверное, здесь стоит упомянуть критерий существования. Если какое-то событие не имеет следствий, это эквивалентно его несуществованию; значит, если нечто служит причиной, мы обязаны это учесть. Как журналисты, освещающие события, связанные со Второй мировой, мы можем забыть о засекреченных планах произвести ядерные бомбардировки Союза, проигнорировать их, но Мюнхен’38 помнить обязаны. В принципе, этот подход можно распространить и на историю, получив ее усеченный, но достаточно разумно организованный вариант.
    Впрочем, я до сих пор не верю в возможность сделать историю наукой, также и по причине недоступности перемещений во времени.

    • Videss:

      Что-то в этом есть, но может ли событие не иметь следствий вообще? Или речь идет о следствиях, достаточно значимых?

      • Schreiber:

        Да, особенно (или только) если эти следствия сами проходят проверку на существенность. Жаль, возникает проблема «после не значит по причине», устранить которую без эксперимента на получится. Поэтому и невозможность перемещений во времени губит этот проект.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *