Будущее России

Какое будущее ждёт Россию? Ответить на вопрос – значит, по моему глубокому убеждению, принять все те скрытые посылки, которые в нём содержатся. В вопросе о будущем России содержится, как минимум, признание того, что его (будущее) можно предсказать. Даже если признать это истинным (что далеко не очевидно и, быть может, ложно), открытым остаётся вопрос о том, какое количество информации необходимо, чтобы на него ответить (более или менее приближенно). В любом случае, для меня подобная формулировка вопроса интереса не представляет. Я не отвечаю на вопросы, которые мне неинтересны, если ответить на них не могу (в силу отсутствия достаточного количества исходных посылок). Интересных вопросов (есть ли жизнь в глубинах Вселенной?) это не касается.

Можно сформулировать этот вопрос, поставив во главу угла не разум, а чувства и интуицию. Судя по вашим ощущениям, какое будущее ждёт Россию? На этот вопрос обычно отвечают писатели или те, кого так называют. Ответы их, как это, например, имеет место в случае с последним романом Дмитрия Быкова «ЖД» – весьма неряшливо написанным и прочитанным мной без удовольствия – часто просто глупы. Вопрос в подобной формулировке для меня ещё менее интересен. Гораздо меньше, чем, например, вопрос о том, как будут в будущем одеваться женщины. Не думаю, что вопрос о будущем России более важен, чем вопрос о будущем Эритреи (что мне тоже мало интересно). С позиций космополитизма, принимаемого мною, смысл имеет лишь вопрос о будущем той абстракции, которую мы именуем человечеством. Патриотизм (а вопрос о будущем какой-либо страны интересует обычно либо её патриотов, либо её недругов) я склонен вслед за Амброзом Бирсом и вопреки д-ру Джонсону, считать первым прибежищем негодяя.

Какое будущее должно быть у России? Это вопрос о моих желаниях. Я бы просто хотел, чтобы люди были счастливы и жили в мире, не разделенном на страны. Я, разумеется, не имею ввиду общество, подобное тому, которое описал Замятин в романе «Мы», хотя, вполне возможно, мир к этому и идёт (или, что вернее, скоро в это вляпается).

Но несколько мыслей о будущем России по принципу ассоциации у меня возникли.

Недавно я пролистывал книгу A. de Gurowski Russia As It Is («Россия как она есть»), изданную в 1854 году. Автор, в частности, пишет, что Россию на Западе воспринимают как носителя «демонических сил» (стр. iii). Только не нужно в этом месте говорить: «Да с ним всё ясно. Он же польский граф». Вернёмся к книге (ведь это просто повод поразмыслить о будущем России). Адам Гуровский пишет и о том, что  «славяне и русские нынче [год 1854!] во тьме» (стр. 269). И о том, что «в России индивидуальность – ошибка, а иногда и преступление» (стр. 264). И о том, что «в России правительство – душа и жизнь, единственная среда, в которой дышат миллионы» (стр. 264). Гуровский, правда, полагает, что Дамоклов меч навис над царизмом и вскоре всё изменится, ведь «демократия также абсолютна и непреодолима, как и законы физического мира» (стр. 270). Прошло более 150 лет: абсолютность демократии и ныне зиждется на абсолютных и непреодолимых законах физического мира, в соответствии с которыми расщепляется уран в ядерных боеголовках, а вот Россия, похоже, осталась прежней.

Другая книга, подаренная мне в пару лет назад, тоже наводит на размышления. (Перевезенцев С. В. Россия. Великая судьба. М.: Белый город, 2006.) «Но ведь мы до сих пор сопротивляемся! Думая о будущем, стремясь к некому идеальному состоянию, русские – а если смотреть более широко, то православные славяне – оказались практически единственными в этом мире, кто воспротивился торжеству в обществе «золотого тельца» (стр. 679). Какие мы, русские, молодцы. Весь мир продался золотому тельцу, а мы, погрязшие в кредитах, нет. В этой фразе, кстати, снова откат в прошлое – к прикрытому золочеными куполами храмов православию. Единственное неоспоримое, на мой взгляд, культурное достижение советского общества, атеизм, исчез в мгновение ока. Велика сила истории. Инерция народа сминает разум человека.

P.S. Два года назад в передаче А. Архангельского «Тем временем», которую транслирует телеканал «Культура», я увидел то, что вижу редко, и был этому очень рад. Человека, который мыслит свободно. Александра Пятигорского, которого, к сожалению, уже нет. Я бы хотел, чтобы в будущей России таких людей было больше, чем сейчас. Но боюсь, с учетом всего того, что происходит, вероятность этого не велика…

Рубрика: Политика. Bookmark the permalink.

14 комментариев: Будущее России

  1. Videss:

    Ну, у нас и друзей немало. Диоген, провозгласивший себя гражданином мира, Гольбах, разоблачавший религию, Толстой, считавший патриотизм пережитком варварства и источником зла, Рассел, объяснивший, почему он не христианин, Кант, писавший о правах гражданина мира и другие клевые парни и девушки :) Право же, неплохая компания.

  2. Serge:

    Уже который век у некоторой части так называемой русской интеллигенции вера в дело Христа подменяется верой в демократию и всемирную справедливость… и не выводится эта заразная бесятина из нашей многострадальной Родины..
    Более 15 лет прожил в Калифорнии и последние 6 лет в Швейцарии..
    Вся западная так называемая демократия держится на ежедневной промывке мозгов населению и на наглой, циничной, откормленной, с круговой порукой и кастовой полиции, армии и спецслужбах. Сильные мира предпочитают тень. Их в Гарварде ещё учат как обезопасить свой капитал и семью, скупив на корню всю местную власть, газеты, полицию и судей. В России это почему-то называется коррупцией, а на Западе это просто меры предосторожности и защита капитала. Те же принципы и в международной политике. Называется это защита интересов Государства. И это превыше всего. Эх Рассея, Рассея, когда же вы поумнеете, чтобы не давать себя обжулить? Когда же вы начнёте жить своим умом и своими собственными интересами?

  3. sergey:

    «Но боюсь, с учетом всего того, что происходит, вероятность этого не велика…»

    Все в наших силах!

  4. sergey:

    Что подразумевается под нигилизмом? Разберемся. Есть определение номер один, мое (версия сокращенная): нигилизм отрицает зло, он культивирует его незнание. Простачок, который после 11 сентября аплодирует бен Ладену, или эксперт, который понимает весь его ужас, но в конечном счете оправдывает его посредством объяснения, воскуряют фимиам, даже не сознавая того, фундаментальной аксиоме нигилизма: зла нет.

    • Videss:

      Формула «отрицает зло, культивирует его незнание» принадлежит Андре Глюксману (см., например, его работу «Достоевский на Манхэттене»). И нужно еще доказать, что нигилизм не различает зло и не-зло. Будучи изначально связанным с отрицанием (а отрицаться могло многое: общепринятая мораль, человеческая природа Христа, возможность познания или, модный ныне подход, право), нигилизм вполне может становиться позитивной программой.

  5. sergey:

    Serge:
    «Называется это защита интересов Государства. И это превыше всего.»

    Неправильно разрушать окружающую среду, где все мы живем. Мы являемся частью природы. Птицы не рубят деревья, рыбы не загрязняют воду, только люди уничтожают леса, рыхлят землю, вредят природе. К этому ведут модернизация и индустриальное развитие. Извлечение выгоды является более важным, чем что бы то ни было. Никто не заботится о разрушающейся природе. В таком обществе бесполезно вам в одиночку становиться буддой.

  6. sergey:

    Videss:
    «И нужно еще доказать, что нигилизм не различает зло и не-зло.»

    (см., например, его работу «Достоевский на Манхэттене»).
    Многие ницшеанские теоретики пытались расположить в иерархическом порядке три эти фигуры и призывали нас преодолеть нигилизм низкого уровня, нигилизм верблюда и осла, чтобы добраться до нигилизма совершенного и даже до запредельного олимпийского, где нигилизм преображается в чистую силу утверждения, в чистую «любовь». Вероятно, именно так великие удовлетворяются сами собой, они «любят» малых сих до такой степени, что обожают (как говорил Делёз) и «позитивируют» все то, что происходит с их дорогими подзащитными, будь это даже самое жестокое. Сомневаюсь, что эта душеспасительная иерархия учитывает повторяемость, проявляющуюся бесконечно с какой-то пугающей определенностью. Circulus vitiosus deus, (Божественный порочный круг — лат.). три фигуры повторяются в так называемом порочном круге, не устраняя и не преодолевая ничего из существующего, включая самое омерзительное. Не будучи ни учением, ни религией, нигилизм во всех его формах и всех состояниях остается необычным явлением, «самым тревожным из гостей», тем, кто подставляет честной компании приводящее в ужас черное зеркало.

  7. sergey:

    Videss:
    «И нужно еще доказать, что нигилизм не различает зло и не-зло.»

    (см., например, его работу «Достоевский на Манхэттене»).
    «Вместе с Сократом я держусь того мнения, что самое мудрое суждение о небе – это отсутствие всякого суждения о нем». Назовем релятивистским (а не нигилистическим) это весьма распространенное, затрагивающее Идеал сомнение. Оно отличается от нигилизма stricto sensu (определение номер один), который увиливает от вопроса о сущности зла и жестокости. Ад башен-близнецов порождает довольно общее чувство, хотя каждый чувствующий гражданин сохраняет при себе особую и несравнимую идею своего предпочтительного рая. Если отбросить игру слов и их двусмысленности, опыт зла и опыт добра, далеко не совпадающие, оказываются совершенно разнородными. «Болезнь чувствуют, здоровье – мало или совсем не чувствуют; нет добра в том, что причиняет зло» (Монтень).
    ———————————————————————
    Уважаемый Videss, смотрите тщательнее. У меня сложилось чувство что вы читали работу только в рецензиях или обзорах.

    Еще раз: «Не будучи ни учением, ни религией, нигилизм во всех его формах и всех состояниях остается необычным явлением…»
    «Если отбросить игру слов и их двусмысленности, опыт зла и опыт добра, далеко не совпадающие, оказываются совершенно разнородными. «

    • Videss:

      Уважаемый sergey, я просто отметил, что формула, которую вы приписали себе, принадлежит другому человеку. Ничто не указывало на то, что я хоть в чём-то согласен или не согласен с Глюксманом, работу которого, кстати, как ни странно, я читал. Если интересно моё мнение по этой работе, то в ней мало смысла. Если с его точки зрения (как он высказался в одном из интервью) «нападение на Манхеттен было преступлением нигилистов, сопоставимым с созданием концлагерей», то он совершенно не понимает природы нигилизма (хотя должен признать, что нигилизмов множество). Я скорее солидаризируюсь с русским революционерами-нигилистами XIX века, которые, как указано в Колумбийской энциклопедии, «were not without constructive programs» (были не без конструктивной программы). Она у них была, но они при этом полагали, что существующие экономические и социальные институты должны быть разрушены, т.к. являются несправедливыми. А это утверждение и есть доказательство того, что они различали зло и не-зло. Именно признание чего-то злым и привело их к мысли, что это зло нужно уничтожить. Говорить же, что 11 сентября устроили нигилисты — значит, говорить бред. У него и Хуссейн нигилист, которого нужно остановить, пока он не завладел ядерным оружием (всё в том же интервью 2002 года). Как теперь мы знаем, у Хуссейна не было ядерного оружия, а сколько невинных людей погибло при вторжении в Ирак? Так что, американские солдаты из-за этого стали нигилистами? Нигилизм не есть оправдание зла или отказ его отличать от не-зла. Нигилизм лишь признает существующее неправильным (а значит, повторюсь, отличает зло от не-зла), при этом средства для уничтожения это неправильного им никак не предписываются. Насилие творят люди. Причем люди разных идей. Для Глюксмана нигилизм связан со стремлением к насилию, но его ценностное ядро в другом: в признании того, что существует, злом, из чего следует необходимость (в т.ч моральная) это зло уничтожить.

  8. sergey:

    Videss:
    «Уважаемый sergey, я просто отметил, что формула, которую вы приписали себе, принадлежит другому человеку.»

    Нет, не приписывал. Не указал.

    «Для Глюксмана нигилизм связан со стремлением к насилию, …»

    Нет, не для Глюксмана. Стремления к насилию — это чепуха.
    Нигилизм — средство-способ оправдания ошибок и слабостей человеков.
    Так думаю.
    Чувтсвую что это общее неосозноваемое и малоосознаваемое мироощущение — восприятие реальности. О каких-то учениях и философских школах нет и речи, только жесткий материализм.
    Впрочем, достаточно слов. Полагаю в моем мнении для вас будет еще меньше смысла чем в работе Андре Глюксмана.

    Повторю лишь мысль которая позавчера не была допущена на этот сайт модератором: «…тот кто долго находится в отхожем месте перестает замечать окружающую вонь» — примерно так.

    А кто я — «всего лишь муха в гриве волшебного скакуна». Поэтому способен преодолеть невероятные расстояния.
    Этим хочу сказать что у меня слабый ум обычного среднего человека, и я Вам не спорщик. Мне дано лишь различать здравые и глупые мысли. А слишком много «букаф» и слов, как у большинства людей, вызывают лишь раздражение и аппатию.

    • Videss:

      Не указали, значит, не указали. У меня нет причин не доверять. Что касается стремления к насилию, это то, о чем говорит Глюксман.

      А различение здравого и глупого — это уже много. Боюсь, мой ум тогда слабее, нежели ум среднего человека, ведь это у меня далеко не всегда выходит.

  9. sergey:

    Без эмоций.

    Стремление к насилию — чепуха. Может быть только стремление к ненасилию — это волевой сознательный акт.
    Насилие это всегда слабость, это карма, следствие прошлых ошибок.

    • Videss:

      Стремление может быть и к насилию, и к ненасилию. Согласен, насилие зачастую есть жест слабости. Но вот всегда ли?
      За сим дискуссию по нигилизму и насилию продолжать не будем, так как она не соотвествует теме поста (см. http://neviem.ru/2011/plataforma/75).

      Спасибо за комментарии. Буду рад побеседовать и по другим проблемам. А эту дискуссию мы сможем продолжить, если будет повод и соответствующий пост (а я уже чувствую, что в скором времени он появится).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *